• 11.07.2024 00:48

Oriental Express

Журнал о Ближнем Востоке, Туране и Азии

Carnegie: Что ищет Китай в Центральной Азии?

После недавнего визита Си Цзиньпина в Астану Казахстан сравнялся с США и Францией по числу посещений китайским лидером. Во время того же мини-турне он посетил Душанбе, и впервые председатель КНР посетил Таджикистан не в рамках многостороннего мероприятия, отмечает статья на сайте фонда Carnegie.

◼️ Обе страны имеют особое значение для Китая в Центральной Азии. Казахстан — главный торговый партнер в регионе, а Таджикистан — ключевой партнер в вопросах безопасности.

◼️ Война в Украине вызвала тектонические изменения в геополитике. Влияние России в Центральной Азии ослабло, а китайское резко выросло. В 2022 году торговый оборот КНР с Центральной Азии был 70 млрд долларов, в 2023 — 90 млрд. С другой стороны, у процесса есть и иные причины — регион давно занимается диверсификацией торговых связей, и торговый оборот растет и с ЕС, с Японией, с Южной Кореей и т.д.. Вдобавок, КНР использует страны Центральной Азии для поставки товаров в Россию в обход санкций.

◼️ И при этом Китай не собирается брать на себя роль гаранта безопасности государств региона. Пекин декларирует приверженность принципу территориальной целостности и суверенитета, но, как показал пример Украины, КНР ограничивается словами.

◼️ В связи с этим следует помнить о том, что Китай и Россия на самом деле неплохо координируют свои действия в Центральной Азии и пока не вступили в конфронтацию.